Абдуллаев Мухаммад

Абдуллаев Мухаммад

2 года 11 месяцев Таджикистан

Диагноз: злокачественная опухоль печени (гепатобластома)

Уже собрано: 422000 руб. из 422000 руб.

Осталось собрать: 0 руб.
Мухаммад всегда был очень общительным и веселым. А сейчас он никого кроме мамы к себе не подпускает, всё время плачет, жалуется на боль, лежит.

- Мама, животик болит всегда…, - слова, которые с мая этого года постоянно повторяет малыш.

Мальчику скоро исполнится 3 года, он из Таджикистана. Глядя на него первое, что бросается в глаза – огромный живот. Весь этот живот – опухоль печени, которую необходимо как можно быстрее начать лечить. Об этом говорят обследования и уровень альфа-фетопротеина, который просто зашкаливает. Сейчас он превышает 60 000 при норме 6,67 Ед/мл.

Мухаммад заболел в мае 2018 года, стал жаловаться боли в животе, слабость и недомогание. По месту жительства в Таджикистане провели УЗИ, обнаружили, что поражены  правая и левая  доли печени. Но онкологи уверенно говорили:  «Не наш, не онкология».

Что делать с ребёнком? Как лечить? На эти вопросы ответа в Таджикистане не было…Так мама Лола решила, что нужно ехать в Россию, обращаться в профильные клиники, спасать сына.

Московские врачи, изучив медицинские документы, направили на консультацию к онкологу. А в отделении онкологии РДКБ уже не сомневались – злокачественная опухоль печени, скорее всего, гепатобластома.

Необходима биопсия и лечение по протоколу SIOPEL. Все это потребует огромных денег, которых у многодетной семьи из Таджикистана, конечно же, нет.
1 июня, в День защиты детей, мы  с большим трудом госпитализировали малыша в отделение онкологии РДКБ.

Почему возникли сложности с госпитализацией? Из-за денег. Только за первые две недели  клиника  выставила счет на 422 000 рублей. И это только начало…

Лола готова на всё ради младшего сына, она оставила дома в Таджикистане двух других детей, мужа, родителей, привычную жизнь.

- Мои дети уже большие, здоровые, а этому сейчас плохо, я ему сейчас больше нужна… Сын постоянно потеет, плачет, у него очень мало сил, - рассказывает мама, едва сдерживая слёзы.

Перед такой болезнью мы все одинаковы -  беззащитны и слабы. И у российского ребёнка, и у национального одинаковые шансы победить болезнь. Но неодинаковые шансы получить помощь.

Не нам решать, кому помогать, а кому нет. Не нам советовать.

Но  ребёнок не должен умирать только потому что его зовут Мухаммадрасул.